header
Книга
Название: Тайны характера. Человек в зеркале четырех стихий, астрологи и Таро
Автор: Х.Банцкаф
Формат: pdf
Размер файла: 27,1 Мб


Отрывок из книги:

Душевные проблемы
В разрешении душевных проблем все четыре стихии также проявляют себя по-разному. С трудностями легко справляются человек Огня и человек Воздуха, тяжело да­ется их преодоление человеку Воды, а с человеком Земли лучше вообще не говорить о том, как решить ту или иную проблему. Огонь проблему попросту сжигает. Это может произойти в любой форме: горячей полемики со своими оппонентами, драматичного столкновения интересов, не­ожиданного нападения или столь сильного негодования, что оно может довести человека Огня до белого каления. И тогда он, уже ничего не соображая и не видя вокруг, извергнет такой мощный поток гнева, что «сметет с лица земли» любого противника. После подобной очиститель­ной грозы любая проблема будет им благополучно забы­та. Ни один из настоящих, ярко выраженных людей Огня никогда не был и не будет злопамятным. Подобным же образом действует человек Воздуха: он любую проблему испаряет». Она, как пролитый бензин, растворяется в воздухе. Это означает, что человек Воздуха умеет изящ­но отодвинуть проблему в сторону (по крайней мере, тео­ретически). По большей части он подходит к трудностям с точки зрения рационализма, применяя уже давно про­веренный и надежный способ: «Это не что иное, как...» И далее следует неслыханное по своим масштабам пре­уменьшение проблемы. Или же он просто полностью уни­чтожает ее своей болтовней. Он будет говорить, говорить и говорить, пока не поймет, что ему просто больше нечего сказать на эту тему, да и самой темы, в принципе, уже не существует. С точки зрения человека Воздуха, решить проблему — значит, перестать о ней думать. Преодолена ли она на самом деле, интересует его в гораздо меньшей степени. Главное, его самого проблема больше не волнует и потому можно считать, что ее вообще нет. Гораздо более проблематичным представляется решение любой душев­ной проблемы с точки зрения человека Воды или чело­века Земли. Обе эти стихии чувствуют глубоко и сильно и потому крепко-накрепко застревают в любых сложных ситуациях. Но при этом человек Воды справляется с проблемами все-таки несколько легче, если сравнивать его с человеком Земли.
Вода всегда пытается растворить или выплеснуть то, что ей мешает. Незаменимыми помощни­ками в этом деле становятся слезы и, к величайшему сожа­лению, алкоголь. Если сидеть напротив человека Воды как раз в тот момент, когда он занят внутренними пережива­ниями и «перевариванием» проблемы, то можно заметить, как он время от времени уклоняется от разговора и уходит в себя, чтобы потом выплеснуть из глубины души новую волну своих эмоций. Он будет изливать душу до тех пор, пока вся проблема, медленно, но верно, не будет исчерпа­на. Человек Земли, наоборот, старается похоронить про­блему у себя внутри. Он станет заталкивать ее все глубже и глубже, в бессмысленной надежде, что таким образом она сможет сама себя уничтожить. Но человеку Земли свойственно без конца «пережевывать» одно и то же, он никогда ничего не забывает, поэтому все спрятанные им «скелеты в шкафу» будут вновь и вновь болезненно на­поминать о своем присутствии. А он будет запихивать их еще глубже и запирать покрепче. Но и тридцати лет ему будет мало, чтобы по-настоящему успокоиться. Без со­мнения, из всех представителей четырех стихий, человек Земли испытывает наибольшие трудности с разрешением душевных проблем, и потому он вынужден всю жизнь та­щить на себе огромный, давящий на сердце груз из неза­вершенных конфликтов и ссор.

Тактика сопротивления
По сходному образцу протекает у каждой из рассма­триваемых нами стихий и какая-либо конфликтная си­туация, в которой приходится бороться с противником. Человек Огня — в особенности если ему противостоит противник, у которого наиболее сильно выражена стихия Воздуха — доходит до белого каления и набрасывается на оппонента с пылающим мечом упреков или самого обычно­го гнева. Человек Огня пытается эмоционально раздавить врага, отказывает ему в правах и щедро приправляет все это безграничным презрением. Средневековый практик, неистово предающий злодеев анафеме и изгоняющий их за пределы страны, — вот кто, пожалуй, был бы наиболее ярким примером того, как сражается человек Огня. Воздух в напряженные моменты ведет себя совершенно иначе. Если до конфликтной ситуации в компании цари­ла теплая и непринужденная атмосфера, в которой самым очаровательным, обаятельным и остроумным был именно человек Воздуха, то при первом же серьезном на него на­падении температура мгновенно падает до нуля и ниже. Человек Воздуха, сохраняя кристальную ясность ума, про­являя незаурядное спокойствие и действуя согласно вы­бранной стратегии, метко поражает противника стрелой своего интеллекта в самое сердце. Это может быть какое-нибудь острое, циничное замечание, злая, колючая шутка или убийственная ирония. Дело сделано, противник уни­чтожен — в этом человек Воздуха может быть абсолют­но уверен. И, глядя на корчащегося, поверженного в прах врага, он делает второй, добивающий выстрел: «Ах, про­стите меня. Поверьте, я искренне сожалею. Но я и не знал, что Вы так чувствительны». Земля воевать не любит. Эта стихия более всего на свете ценит собственное спокойствие, и потому хочет жить со всеми в мире и дружбе. Но если уж дело (не дай Бог) дошло до конфликтной ситуации, то человек Земли начинает рыть окопы и возводить практи­чески непреодолимые насыпи. Ему более всего импонирует возможность окружить себя «Великой китайской стеной» и жить под ее защитой в спокойствии и довольстве, а всех, кто будет этому мешать, просто выкидывать за пределы своего пространства со словами: «Пошел вон отсюда!» Не так уж редко защитная броня становится настоящей «стеной отчуждения».
Человек Земли как никто другой умеет «играть в молчанку». Он знает, как надо смотреть мимо партнера, как будто тот — просто пустое место, как самым оскорбительным образом игнорировать его слова и самому постоянно отмалчиваться. Поскольку человек Земли по самой природе своей — не спринтер, а бегун на длинные дистанции, то он и конфликтную ситуацию тоже превращает в какой-то нескончаемый марафон: «Мы еще посмотрим, кто из нас сможет дольше выдержать это мол­чание». Именно для стихии Земли показательны браки, в которых супруги двадцать и более лет не сказали друг другу ни единого слова, в самых крайних случаях переда­вая друг другу записки. Но при этом они не разводились, поскольку Земля не любит перемен, ей подавай все надеж­ное, проверенное, а главное, привычное. И ведь подобным людям удается каким-то образом уживаться между собой. Конфликтная ситуация длится до тех пор, пока партнер не покорится и не сдаст свои позиции. Человек Воды демон­стрирует совершенно иной образчик поведения. В то время как Земля сражается твердо и непреклонно, Вода, наобо­рот, эластична и податлива. Ее основная стратегия в лю­бых конфликтах — непрерывность и постоянство. Техника борьбы более всего напоминает океанические приливы или речные водовороты. Как только эмоции нагреваются до точки кипения и дух ссоры уже носится в воздухе, Вода обрушивает целый шквал на самого разгорячившегося из спорщиков, заливая его буквально с головы до ног. Причем человек Воды далеко не всегда превращается в безумного фанатика, с горящим взором крушащего все препятствия на своем пути. Его основная сила заключается прежде всего в непрерывности. Он просто никогда ничего не заканчи­вает. Когда все остальные участники конфликта думают, что предмет спора уже исчерпан, потому ли, что для этого пришло время, или потому, что уже все обговорено, они жестоко ошибаются. Человек Воды будет снова и снова жестоко ошибаются. Человек Воды будет снова и снова возвращаться к данному вопросу, выливая очередную пор­цию воды им под ноги или в лицо, пока не достигнет соб­ственной цели. Даже человек Воздуха, уполномоченный по вопросам рационализма, в отчаянии воскликнет: «Да мы уже сто раз все обсудили!», но и тогда человек Воды возвратится к теме в сто первый раз. Вода камень то­чит! Наиболее наглядный тому пример — сенатор Катон Старший, который, выступая в римском сенате, в каждой своей речи говорил одно и то же, да и заканчивал всег­да одинаково: «Ceterium censeo, Carthaginem esse delen- dam» (Я считаю, что Карфаген должен быть разрушен). И так продолжалось до тех пор, пока Карфаген в один прекрасный день и в самом деле не был разрушен.

.