header
Книга
Название: Лекция-собеседование открытие 1 курса Авестийского Астрологического Института
Автор: Павел Глоба
Формат: doc
Размер файла: 200 Кб


У меня уже 15 лет школе, в 1990 году это было, открытие школы, 27 апреля, в Доме культуры АЗЛК, с этого времени начинается официальная деятельность школы.
А теперь, поскольку сегодня у нас собеседование такое, вы – мне, а я – вам будем задавать вопросы. Вас не так много, поэтому, я надеюсь, что мы с вами общий язык найдем. Давайте задавайте мне вопросы, вот так, с места, сразу, какие вас интересуют, и, если я на что-то в свое время не ответил в своих книгах и так далее… Александр Львович, вы тоже будете отвечать. Задавайте свои вопросы, касающиеся астрологии.
Вы сами понимаете, зачем вы сюда пришли: за астрологией, за получением этих знаний, это институт астрологии, отнюдь, как написали в одном, якобы со мной, интервью, моего имени, что есть институт моего имени. Так вот, нет института моего имени, и памятник мне не стоит с простертыми руками как у туркмен-баши в Ашхабаде, слава Богу, до такого маразма ни один астролог еще не дошел. Только у Нострадамуса в Салониках, по-моему, памятник, где он похоронен, да и тот какой-то полуабстрактный. Я проезжал когда, это очень странный памятник: не сам Нострадамус, а там пирамиды какие-то, и еще что-то. В общем, задавайте вопросы, а потом я буду задавать вам, если не возражаете. Мой вопрос будет как некое «алаверды» вам. Давайте обменяемся вопросами.
Из зала: Скажите, пожалуйста, откуда у вас появились эти знания, вообще расскажите о своей семье, о роде…
ППГ: Неужели это так интересно?
От деда у меня эти знания. Дед у меня сидел 15 лет в лагерях, он строил «Норильск-никель», вот этот вот комбинат, который сейчас Дерипаска себе приватизировал, так вот он еще в 40-50-е годы, в 1941 году его отпустили на какое-то время, он был врачом в прифронтовом госпитале, но после, он вернулся. Я был тогда совсем маленьким. И эти знания, по сути, от него. Он по происхождению был на одну четверть персом, иранцем, а по образованию был врачом, закончил Военно-Медицинскую академию с отличием в Санкт-Петербурге, и бывал в Иране в 1912 году. Записи в его дневнике, а он у меня сохранился, говорят о том, что он встретился там со своими родственниками, как раз в день гибели Титаника, что интересно. Да, я вам рассказывал, это было 15 апреля 1912 года, и там получил подтверждение тем знаниям, которые вывезла его бабушка, это получается моя прапрабабушка, по имени Техмене, вот так эти знания через множество поколений перешли ко мне.
Но пришлось очень многое самому восстанавливать по обрывочным сведениям, которые остались. От деда остались его дневники, его рукописи, его переводы древнеперсидских текстов. Сам я этого языка в совершенстве не знаю, знаю не в совершенстве. Фарси, пехлеви, авестийский и т. д. Вот это все оттуда. Я сначала даже этому не верил, опровергал все эти знания, они были не то, что запретные, а особенно не разглашаемые, это была «лженаука астрология», а потом мне стало интересно, это как в детстве, типа игры такой. Кто ты? А кто ты по знаку? А можно ли от рождения чего-нибудь.. или нет? Это как мистика какая-то. Что-то волшебное в этом было, a la Дед Мороз со Снегурочкой, что-то в этом роде. Тогда я с этой типологии начинал, мне было вообще еще лет 7 или 8-9, спрашивал, когда кто родился. Когда первая любимая девочка родилась, когда я влюбился во 2-м классе? Оказалось, что совершенно она мне не подходит, потому что Водолей. Это восьмой знак, в первый раз я влюбился в восьмой знак. На Водолея действительно была похожа, такая же взбалмошная, такая же непредсказуемая, вредная, а я – тонкий, ранимый, под знаком Рака родившийся. Естественно, это больно ранило… И такое вот абсолютное попадание раз, и два, и три, — что еще нужно ребенку? Вы сами понимаете, это «зацепило» его психологию, на интересе все так и пошло. А дальше что из этого выросло из этого ребенка – вы сами можете видеть. Начал с простого, а потом уже к сложному. Дедушка никогда меня не воспитывал: «на», «смотри», «читай». Подбрасывал какие-то идеи в развлекательной форме. Потом уже все пошло по-другому.
А теперь вопрос к вам: а что Вас привело сюда? Какой интерес?
Из зала: Жажда знаний.
ППГ: У всех жажда знаний? Именно в этой области? Почему не медицина, не биология?
Из зала: Ну, это необъяснимо. Я начинала читать в «Крестьянке» Ваши статьи…
ППГ: В «Работнице». В «Крестьянке» был Величко. 1989-90 год.
Из зала: Настолько запало в душу, и я с тех пор никак не могла…
ППГ: Хорошо, а что же Вас не было? С 1990 года школа была.
Из зала: Я не могла, не могла.
ППГ: В 1989 году, в декабре месяце была первая публикация, я помню. Декабрьский номер «Работницы» 1989 года. Потом в «Здоровье» было, совершенно верно, это уже потом, в 1990 году было. Там была целая публикация о медицинской астрологии. «Необъяснимая тяга»… А как же Вы эту тягу в течение 15-16 лет удовлетворяли?
Из зала: Я покупала Ваши книги и занималась по ним.
ППГ: А, понятно. Но всего-навсего надо было набрать номер телефона…
Из зала: Не было ничего.
ППГ: Как не было? Во всех книжках…
Из зала: Это сейчас, а раньше не было.
ППГ: Марина, раньше не было?
Марина (администратор): С 1993 года постоянно печатается.
Из зала: А у меня были книги…
ППГ: С 1993 года этот телефон был точно, у нас, как видите, и в течение этих 12 лет этот телефон у нас не менялся, мы в этом отношении стабильные люди. И мы никак не меняем своего отношения к вам, например. А Вы вот как-то не дошли. Ну ладно, будем считать, что это судьба.
Ваш вопрос.
Из зала: Я как бы профессионал, знающий астрологию, и изучающий ее еще с прохождения транзитного Сатурна по Раку…
ППГ: О-о, транзит Сатурна по Раку, вы это уже знаете!
Из зала: Да, лучше не спрашивать.
ППГ: Да, вот человек уже пережил, что лучше не спрашивать, что было. Чего только не было. Я сейчас как раз переживаю постсатурнианский период, понимаете? В искусстве есть период постимпрессионизма, а у меня период постсатурнианства. Оказывается, это еще и заживание, после транзита Сатурна. Да, что там было, в эти два с половиной года, лучше и не вспоминать. Я даже перестал заниматься со своими учениками, вы помните, да? Особенно в начале этого года, лето, самый тяжелый период у меня был – это весна и начало лета этого года, когда Сатурн проходил по 24? Рака, по моему Солнцу, да там еще и Черная Луна подошла. Вот это самый тяжелый период. Ударил по личной жизни. Развод и девичья фамилия. И все, «девичью фамилию» оставил свою собственную. Несчастная любовь, которая окончилась ничем, полный разрыв отношений – вот как это было. Классика. По VIII-му дому это проигралось в классическом варианте. Думали, может, убьют, но нет, ничего этого не было, окромя того, что связано со всеми внутренними влечениями к противоположному полу, которые, слава Богу, остаются неизменными, в этом меня не поколебал даже Сатурн. А теперь
Вам вопрос: а по каким источникам Вы учились, зная о Сатурне. Сатурн действительно был в Раке два года с лишним.
.