header
Книга
Название: Лилит и Приап
Автор: Дитер Кох, Бернгард Риндген
Формат: pdf
Размер файла: 46,2 Мб


Отрывок из книги:
Опыт свидетельствует, что лилитские элементы личности могут сгущаться до астральных «персон», проявляющих некоторую степень разумного поведения, обладающих определённой «призрачной» самостоятельностью, и как таковые вос­принимаются эмпирически, — в первую очередь, самой душой, но также и други­ми людьми, если возникает какая-либо (астральная) взаимосвязь.
Если Лилит возвращается вновь, то она делает это внутренне в глубине души в астральном пространстве фантазий или внешне в социальном пространстве в облике человека с ярко выраженными чертами Лилит. Этому придаёт значение и Гурвиц: «По своей первоначальной природе Лилит является архаичной богиней. Выражаясь на языке психологии, это значит, что она обладает реальностью для души, это такой же реальный внутренний фактор, как и любой другой образ». [113]. — Во всяком случае, этот фактор более реален, чем это может себе представить фантазия глубинного психолога — например, как в случае, описанном Д. Форчун. Некая фрейлин Л. обладала не только способностью «проецировать на людей злые энергии», — так, что её сестра и мать не хотели больше жить с ней в одном доме, — но и могла вызывать отвратительнейшие манифестации: «В ту ночь меня мучил самый страшный в моей жизни кошмар, я проснулась с ощущением неимоверной тяжести на груди, как будто меня кто-то прижал вниз или лежал на мне. Я отчёт­ливо увидела уменьшенную до размеров апельсина голову фрейлин Л., парящую в воздухе у ножки моей кровати и скалящую на меня зубы. Ничего более отврати­тельного я никогда не видела». [114]. — Учитывая такой пример из современной жизни, перестаёшь удивляться тому, что чаши из раннего средневековья сплошь исписаны заклинаниями.
Несколько более безобиден пример из психотерапевтической практики, опи­санный Гурвицем как «фантазия» современного человека. Речь идёт о сорокалет­ием мужчине еврейской национальности с преимущественно интеллектуальны­ми и интуитивными установками, страдающем сильной депрессией. Примерно через два года после начала курса психоанализа, в котором работа шла в основном с проблемой Тени, пациент увидел такой фантазийный образ:
“Я лежу ночью в моей постели с закрытыми глазами, но не сплю. Вдруг через закрытое окно влетает жен щи на необыкновенной красоты и останавливается слева от меня. Она смотрит на меня серьёзным взглядом, но не говорит не слова. Она обнажена до талии, её груди сильно выделяются. Цвет кожи глубоко чёрный. У неё большие тёмные глаза, а её распущенные чёрные волосы развеваются за спи­ной. На спине — два крыла. Женщина производит впечатление весьма привлекательной.
На самом деле, я думаю, что этот спор вообще не касается сексуальных воп­росов. Речь идёт о том, могут ли иметь отколовшиеся элементы личности, то есть, «заимствованный свет» «похитительницы света» Лилит власть («высшее положе­ние») над солнечным светом Человека (гермафродит Адам Кадмон — Ева София). Конечно, нет. Поэтому Лилит должна «лежать внизу». Действительно, мифология не даёт никаких других вариантов, так же, как и психология. Гурвиц рекомендует полную интеграцию: «С точки зрения психологии представляется более разум­ным отложить пока в сторону этот неразрешимый конфликт вместо того, чтобы любой ценой настаивать на своём. Ведь в каждом таком случае всегда есть надеж­да на то, что в течение длительного процесса созревания конфликт может быть исчерпан или утратит свою важность, когда на передний план выйдут другие про­блемы». [119].
Лилит была объявлена женщинами-астрологами богиней-освободительни- цей женского начала, однако с точки зрения глубинной психологии она не яв­ляется однозначно позитивной силой. [ 120]. С ней ассоциируются отколовши­еся элементы личности, которые могут быть в высшей степени деструктивны­ми; даже обособившиеся и «оживлённые» чёрномагическим путём теневые об­разы принадлежат к тому кругу, который лунный апогей очерчивает вокруг че­ловеческой души. То же самое относится и к лунному перигею. Но здесь я хочу ешё раз указать на то, что эти нездоровые искажения Кама и низшего Манаса ни в коем случае не являются единственной стороной Лилит. Лилит и Приап сохраняют также личностные элементы, попавшие в число осколков под влия­нием социальных условий, когда с точки зрения общества они считаются из­вращёнными или злокачественными, — но не с точки зрения жизнеутвержда­ющей духовности. Как я уже писал выше, человек является социальным суще­ством, и каждая индивидуальная карма есть общественная карма. Возврат вы­тесненного в принципе является положительной стороной Лилит и действитель­но делает её освобождающей силой. При этом возвращаются не только неотра­ботанные искажения Кама и низшего Манаса, но и потерянные жизненные силы, лежащие в основе клиппотических осколков, пока человеку окончатель­но не удастся интегрировать свои лилитские свойства и приапические наклон­ности в нормальную социальную и духовную жизнь. Об этом же пишет и Гур­виц: «Попытка Лилит завоевать себе независимость есть причина того, что се­годня во всем мире она стала фигурой, символизирующей стремление женщин к независимости. На самом деле, она косвенно отражает также ту сторону со­временной женщины, которая хочет способствовать изменению существующих ныне ролей мужчины и женщины. В настоящее время и наиболее сознатель­ные мужчины начинают полностью осознавать этот факт. Отмечается посто­янный рост числа женщин, которых данная проблема волнует в психологичес­ком плане». [121].
Так, астролог Лианелла Л ивальди-Лаун назвала лунные апсиды не только «принципом неисполненных желаний», но и чётко выявила исторический ха­рактер неисполненных желаний: «До сих пор в астрологии интерпретируют Лилит весьма негативно. Поэтому почти всё, что было написано о Лилит рань­ше, можно забыть, — большей частью писали о сексуальных нарушениях. В противовес этому современная астрология с помощью глубинной психологии пытается найти дифференцированные определения. Например, в одной ста­рой книге о соединении Венеры и Лилит можно прочесть: “Похотливая. Я в востор­ге от неё, но в то же время, боюсь её и не решаюсь заговорить с ней”.
При пробуждении у мужчины спонтанно возникают две мысли. Пер­вая мысль: “Я чёрный, но красивый”, вторая: “Это — блудница Лилит”». (115].
Этот единичный пример демонст­рирует всю проблематику взаимодей­ствия с лилитским бессознательным. Главной проблемой является страх. Этот человек ещё не обладал силой, необхо­димой индивидууму для того, чтобы ес­тественно предстать перед такими виде­ниями, — то есть, перед содержанием собственной души, — и поэтому, как мимоходом сообщает Гурвиц, должен был продолжать курс психоанализа ещё в течение десяти лет...

.