header

Книга
Название: Астрология для миллионов
Автор: Грант Льюи
Формат: pdf
Размер файла: 22,5 Мб

Отрывок из книги:
Долговечность астрологии — один из самых наглядных показателей значимости, которую мы придаем себе и своей судьбе. Корнями она уходит на целые тысячелетия в глубь истории; ее ветви простираются над всеми существовавшими народами. Египтяне, вавилоняне, китайцы, ассирийцы, халдеи, персы, коренные американцы и жители юго-восточной Азии — все они пользовались астрологией и продолжают применять ее по сей день. Греки позаимствовали ее с Востока и передали по наследству западному миру. Поначалу тщательно оберегаемая, она составляла часть герметического учения жрецов и жриц Исиды, касты правителей Египта. Сегодня эти давно исчезнувшие учения стали достоянием общественности благодаря Ишбелу и другим посвященным этого ордена. Позднее астрология стала привилегией правителей и вождей, способом определять благоприятные моменты для военных побед, беречься от врагов или бороться с ними.
Благодаря эзотерическим и частным областям применения астрология стала такой, какой мы знаем ее сегодня: наукой, имеющей дело с глубинными, изначальными причинами человеческих поступков. Она утратила привкус мистики и аромат святости, которые окружали ее, когда предприимчивые правители с се помощью запугивали и подчиняли себе подданных.Астрология выскользнула из рук шарлатанов, которые и впредь эксплуатировали бы ее как мистический обряд, за участие в котором непосвященные обязаны платить кругленькие суммы. Она быстро избавилась от позорного клейма, запятнавшего гадание, вновь возникла в гуманистическом, ориентированном на психологию XX веке и теперь ведет нас в XXI век в качестве незаменимой детали механизма, с помощью которого человечество познает себя.
Первопричины человеческого поведения всегда скрыты от взгляда, до них следует докапываться потихоньку, а не вскрывать силой. Не существует способа доказать то или иное предположение, касающееся внутренней жизни духа, и таким образом, ни одно исследование души нельзя считать строго научным. Что бы мы ни изучали, о чем бы ни читали, мы вынуждены многое принимать на веру или в лучшем случае опираться на мнение человека, которого считаем заслуживающим доверия.
Человеческий дух, его мотивы и цели не подлежат абсолютному разоблачению. Лучшее, что мы можем сделать, — это пристально наблюдать за ним, проникать под поверхностный смысл его деятельности и вглядываться в непроницаемую тьму, которой он окружен, пытаясь разобраться, что приводит в действие весь механизм, какие события вызывают неисправности или поломку сложного двигателя, называемого человеческим существом. Еще не создан инструмент, который помог бы добраться до потаенных уголков души, вскрыть их, обнажить и позволить сказать с абсолютной уверенностью: «Вот теперь вы собственными глазами видите периневрий, который заставляет   этого   человека   ненавидеть»   или   «любить», «надеяться» и «отчаиваться». Накопленные астрологией познания способны принести особую пользу генетикам, ибо личностные качества человека неразрывно связаны с расположением планет.
Принимая во внимание саму сущность подобных поисков, разумно предположить, что вряд ли будет изобретен такой инструмент или открыт такой метод исследования, к разработке которого тут же не подключилась бы астрология. Мы имеем дело не с силами, которые можно взвесить и измерить, а с самой неосязаемостью жизни, когда пытаемся изучить человеческий дух, его обыкновения и недостатки; а поскольку предмет наших исследований нельзя пощупать, мы вынуждены полагаться на другие неосязаемые понятия: на логику, здравый смысл, сострадание и понимание, сочетая вес, что, как мы надеемся, в какой-то мере приблизит нас к пониманию «святая святых»  нашего  мира — человеческой личности.
Мы живем в резонансе с космосом, движемся не сами по себе, а вместе с ним.
Если же мы заклеймим как «суеверия» все порождения человеческой мысли, которые нельзя облечь в камень и сталь или же измерить штангенциркулем, мы лишимся самых возвышенных и вдохновенных достижений. Отвергнутыми окажутся все религии, а вслед за ними — и философские учения: и те и другие можно понять только сердцем, запутанным движением пытливого ума по лабиринту вопросов. Та же участь постигнет метафизику — вес гипотезы о первичной природе вещей, извилистым путем которых мы порой приходим к крупице знания, имеющей огромную важность для общего роста и развития человеческого   мышления.
Более того, настаивая на обязательной визуальной демонстрации причин и следствий каждого нового научного открытия, мы будем вынуждены отвергнуть множество понятий, которые ныне считаются «научными». В этом веке мы разработали совершенно новый научный лексикон, благодаря которому устарело немало терминов ньютоновской эпохи. Речь идет о теории относительности, квантовой механике, «черных дырах», кварках, квазарах и искривлении пространства. Несмотря на все попытки популяризации идей высшей физики, лишь немногие способны понимать труды Эйнштейна, Гейзеиберга и Хокинга, и еще меньше людей уже видели наглядную демонстрацию этих идей. Их гипотезы находятся на грани современной науки, они приближаются к рубежу между физикой и метафизикой, где то, что можно продемонстрировать физически, сливается с тем, что можно понять только с помощью интуиции и логики; в этих туманных приграничных далях берет начало и существует человеческий дух.
Изучать астрологию — значит приближаться к тому состоянию, когда завеса между духом и телом становится особенно тонкой. Сознание приобретает необычайную остроту.

.