header
Книга
Название: Профекция (префекция)
Автор: Павел Глоба
Формат: doc
Размер файла: 147 Кб

  • Малый зодиак и внутренняя космограмма.
  • Усредненный транзит.
*Сделайте гороскоп Жорж Санд (Авроры Дюдеван) – она родилась 1 июля 1804 года, вечером в Париже. Точного времени ее рождения никто не знает. По ASC она может быть или Козерогом, или Водолеем, или Рыбами, или Овном – это все знаки быстрого восхождения. Для того чтобы выбрать ее ASC почитайте ее биографию Андрэ Моруа в книге "Жизнь Жорж Санд" из серии ЖЗЛ. Ее любовник Шопен был гомосексуалистом, она – лесбиянкой, она была старше его на 6 лет. Встретились они, когда ему было под 30 лет, а ей слегка за 30 лет... Шопен в 39 лет уже умер, и как у любого чахоточника у него была повышенная сексуальная возбудимость, плюс Приап сильно выражен. Шопен родился не поздно вечером, или 22 февраля 1810 года или 1 марта в Польше. Он или Дева, или Весы на ASC. Мы посмотрим их совместимость, хотя первый подход по синастрии показывает, что они совмещаются неплохо – Рак и Рыбы.*
*В южном полушарии дома переворачиваются. МС (по меридиану) будет тот же, a ASC симметрично разворачивается. Если один и тот же меридиан, то МС будет один и тот же, что в Москве, что в Южной Африке, а угол ASC развернется в другую сторону. Что делать с домами? Ровно 90 градусов сделайте от МС, посмотрите, в какую сторону ваш ASC отличается от прямого угла к Зениту, и отсчитайте такое же количество градусов, которых не хватает до образования прямого угла, в другую сторону. Это осевая симметрия. Если у нас МС в Скорпионе, то ASC будет где-то в Козероге, а в южном полушарии МС будет тоже в Скорпионе, a ASC – в Рыбах. *
*Толкиен родился в южном полушарии в ночь со 2 на 3 января 1892 года.*
*Нижинский – Рыба, был педерастом, сожительствовал с Дягилевым (Овен). Если взять объединенный гороскоп его смерти и рождения – это один к одному гороскоп Бори Моисеева. Я считаю, что Боря Моисеев это воплощение Нижинского. Правда, он как-то деградировал.*
Информация из Сети. Источник: http://russians.rin.ru/
Нижинский родился в Киеве 12 марта 1890 года в семье знаменитых танцовщика Фомы Лаврентьевича и танцовщицы Элеоноры Береды, у которых была своя балетная трупа. Даже появление Нижинского на свет сопровождалось маленьким "чудом". В тот вечер его отец, польский танцовщик Томаш, на одном из праздничных масленичных вечеров, прыгнув выше всех, поймал не разыгранный в лотерею приз – серебряную чашечку, ставшую счастливым талисманом Вацлава.
Таким образом, Нижинский вырос среди танцоров, проводя свое время в основном с родителями в гастрольных поездках. В возрасте девяти лет Вацлава зачислили в Императорскую школу танца в Санкт-Петербурге. В училище одноклассники однажды уговорили Вацлава показать, как высоко он может прыгнуть, предложив перелететь через тяжелый пюпитр для нот. Установили высоту. Когда Нижинский отвернулся, маленькие подонки подняли планку, натерли пол мылом. Вацлав разбежался, с налету врезался в пюпитр животом и потерял сознание. В больнице он пять дней не приходил в сознание, врачи говорили – надеяться можно только на чудо. Оно свершилось, Нижинский выжил...
Учась в Школе, он снискал одобрение у своих учителей и большой успех у публики, которая ходила в Мариинский театр на спектакли с участием мальчика. Критики называли его "восьмым чудом света".
Закончив в 1907 году Императорскую школу танца, Нижинский стал солистом Мариинского театра, и вся Россия стала свидетельницей потрясающих спектаклей. В 1909 году Дягилев пригласил Вацлава присоединиться к Русскому балету, где Нижинский станцевал партии в балетах, составивших ему славу: "Петрушка", "Видение розы" ("Le Spectre de la rose"), "Сильфида", "Дафнис и Хлоя".
Возможно, Нижинский был самым великим танцором, когда-либо жившим на земле. Весь мир был у ног танцующего Вацлава Нижинского. "Бог танца", "восьмое чудо света", "царь воздуха"–называли его современники. Прыжок Нижинского, когда он, перелетев полсцены, зависал над ней, казался мистическим.
Реальная жизнь танцовщика оказалась не менее яркой, чем сценическая. Не жизнь, а сон – волшебный и кошмарный. Триумфы, поклонники, любовь мужчин, женитьба, безумие. После его смерти не проходит года, чтобы не появились балет, спектакль, фильм или пьеса о нем. Французский сюрреалист Жан Кокто восхищался: "В нем воплотилось таинственное дитя Септентрион [Севера], который умер, танцуя на берегу Антибы. Юный, прямой, гибкий. Он ходит на кончиках пальцев мелкими, уверенными шажками, он собран, как пальцы в кулак, у него длинная мощная шея, как у Донателло, его тонкий торс контрастирует с чрезмерно развитыми бедрами, он похож на юного флорентийца, в котором жизни больше, чем во всем живом, и его повадки так похожи на кошачьи, что становится страшно. Он перевернул все законы равновесия с ног на голову, он напоминает нарисованную на потолке фигуру; он легко вращается в воздушном пространстве, он отвергает рай тысячей различных способов, его танец скорее похож на любовное стихотворение, написанное заглавными буквами".
 Начиная с 1912 года Нижинский становится хореографом, но продолжает танцевать. Он создает неоднозначные, выдающиеся балетные постановки, такие, как эмоционально насыщенная "Весна священная", первое представление которой буквально переполошило театр, и "Полдень одного фавна", в котором Нижинский, одетый в облегающий наряд с прикрывающей гениталии гроздью винограда и открывающей их при движении, поразил даже искушенную публику своим выразительным исполнением фавна, имитирующего акт любви, используя шарф нимфы.
10 сентября 1913 года в Буэнос-Айресе Вацлав Нижинский и Ромола де Пульски сочетались браком в католической церкви Архангела Михаила. Нижинский был рад, что вырвался из рук покровителя–Сергея Дягилева. Он получил свободу и, наверное, то, что ему хотелось иметь: жену, детей, семью. Ромола дала ему все это. Нижинский любил и жену, и двух дочерей. Все было трогательно, особенно в самом начале.
Одного не могла дать Ромола – танца, для которого и был создан Нижинский. Женщина ему была нужна, но и без мужчины-покровителя он не мог. Оторвав Нижинского от Дягилева, Ромола отлучила Нижинского от подлинного искусства. И тогда наступает крах. Как спасение от обыденной жизни приходит безумие, оно надвигается медленно, почти незаметно, но затем укутывает своим плотным черным покрывалом Вацлава до конца его дней. Зимой 1918-1819 года Нижинский пишет свой дневник, который Ромола, испытывавшая денежные затруднения, решает издать. Правда, предварительно изъяв из него все сексуальные моменты и эротические фантазии, которых там оказалось немало. Семейная жизнь не смогла утолить сексуальной жажды танцовщика. Но и без этих эпизодов горячечные страницы из "Дневника" Нижинского впечатляют: "Я летал на самолете и плакал. Не знаю почему, у меня создалось впечатление, что он вот-вот уничтожит птиц... Люди посещают церкви в надежде найти там Бога. Он не в церквях, или, вернее Он там везде, где мы его ищем... Шекспировские клоуны, у которых так много юмора, мне симпатичны, но у них есть злобные черты, из-за чего они отдаляются от Бога. Я ценю шутки, так как я Божий клоун. Но я считаю, что клоун идеален, только если он выражает любовь, иначе он не является для меня Божьим клоуном..." 
.